RU

"Неоколониализм: Нарушение прав человека и несправедливость"  

Запад продолжает нарушать права народов на подвластных ей заморских территориях

К сожалению, колониализм является не только позорным прошлым Франции, но и горьким настоящим народов подвластных Пятой Республике заморских территорий. Для борьбы с этой пагубной политикой необходима вовлеченность всего мирового сообщества. 

Именно интенсивная эксплуатация рабского труда позволила европейцам в 1750-1860-х гг. взять под свой контроль текстильную промышленность всего мира, прежде всего Индии и Китая. Экспансия Запада была основана на сравнимых с идеологией нацизма и неонацизма идеях расовой и национальной исключительности и на практике зачастую приобретала крайние формы: апартеид и геноцид целых народов. В этом отношении показательна развернувшаяся в римско-католической церкви после открытия Нового Света теологическая дискуссия о том, стоит ли признавать коренных жителей людьми и сделанный вывод о необходимости спасения душ индейцев-язычников через «очищение огнем», то есть физическое уничтожение. 

Принесенные в 2022 г. извинения Папы Римского Франциска перед коренными народами Канады за преступления, совершенные при попустительстве и с ведома католической церкви, – запоздалый и явно недостаточный шаг со стороны Святого Престола. 

 

Не стал исключением и XXI век. Политика рейганомики и «Вашингтонского консенсуса», пересмотр основ социального государства, ослабление экономического и финансового регулирования с начала 

1980-х гг., по сути, дали старт новому витку колониализма – неоколониализму (ненасильственная, преимущественно экономическая форма колониализма), наступлению на социально-экономические завоевания среднего класса и неимущих слоев общества, в том числе наиболее уязвимых из них – нацменьшинств и аборигенов.

По словам президента Российской Федерации В.В.Путина, Запад начал свою колониальную политику еще в период Средневековья. Затем последовала мировая работорговля, геноцид индейских племен в Америке, разграбление Индии, Африки, войны Англии и Франции против Китая. И сегодня Запад продолжает колониальную политику и делает все, чтобы сохранить неоколониальную систему в мире, которая позволяет ему паразитировать, по сути, грабить мир за счет власти доллара и технологического диктата, собирать с человечества настоящую дань, извлекать основной источник незаработанного благополучия, ренту гегемона. Отсюда агрессия к независимым государствам, традиционным ценностям, самобытным культурам, попытки подорвать неподконтрольные интеграционные процессы, новые валюты и центры мирового развития. 

 

Таким образом, в 1780—1860-х гг. в американские колонии через Атлантику из Африки вывезли половину рабов, переправленных туда за весь период с 1492 по 1888 гг. С 1800 по 1860 гг. число рабов на юге США выросло в четыре раза и достигло 4 млн человек. Известно, что в период с середины XV до конца XIX вв. на корабли работорговцев в Африке было погружено 12 млн человек, из них живыми до Америки доплыли 10 млн. 

В 1860 г. количество рабов на евро-американских плантациях в Атлантическом регионе достигло 6 млн человек (из них 4 млн на юге США, 1,6 млн в Бразилии и 0,4 млн на Кубе). Своего пика работорговля на французских и британских Антильских островах, включая Маврикий и Реюньон, достигла в 1780-1790-х гг. (1,3 млн человек). 

По оценкам исследователей, рабовладельческие и колониальные общества Запада характеризовались самым высоким уровнем неравенства за всю историю человечества. 

По совокупности стран, ставших предметом наблюдений исследователей, доля доходов 10% наиболее состоятельных лиц в общем объеме населения варьировалась от 23% в Швеции (1980) до 81% в Санто-Доминго (на Гаити – 90% жителей были рабами) в 1780 г. Колониальные страны, такие, как Алжир в 1930 г. и Южная Африка в 1950 г., характеризовались одним из самых высоких уровней неравенства за всю историю человечества – доля 10% самых крупных доходов, принадлежавших европейцам, там составляла порядка 70% от общего объема 

Таким образом, в результате политики колониализма мир действительно раскололся, в том числе по социальному признаку, на западные государства и страны, считаемые изгоями и угрозой для западной части мира. ВВП Азии и Африки вырос с 37% от среднемирового в 1950 г. до 61% в 2012 г., в то время как страны Запада постоянно увеличивали свое благосостояние в несопоставимо больших размерах. Однако и этот рост в основном достигнут за счет социально-экономических реформ в Китае, Индии и отдельных странах Юго-Восточной Азии. 

Глобальная экономическая система, основанная на бесконтрольном движении капитала, товаров и услуг, отмене таможенных пошлин, не ставящая перед собой ни социальных, ни экологических задач, в значительной степени напоминает собой форму неоколониализма. По оценкам западных экспертов, в различных уголках «налогового рая» содержится от 10 до 20% совокупного финансового портфеля Европы и Латинской Америки. Для Африки, Южной Азии и стран-экспортеров нефти этот показатель составляет от 30 до 50%. 

Разрыв в доходах между странами, выраженный соотношением между доходами жителей самых богатых стран, составляющих 10% населения мира, и доходами жителей беднейших стран, составляющих 50% населения планеты, в период между 1820 и 1960-1980 гг. резко вырос, после чего стал постепенно снижаться. Однако в основном эта в целом позитивная тенденция связана с достижениями Китая, Индии и ряда стран Юго-Восточной Азии (как прогнозируется, в 2024 г. средний класс в Китае увеличится на 31 млн чел., Индии – 33 млн, Индонезии – 5 млн, Вьетнаме – 4 млн, Таиланде – 1 млн). 

Еще один пример подавления Западом попыток формирования новых центров влияния и социально-экономического роста – опыт создания в 1950-1960-х гг. федерации стран Западной Африки, Объединенной Арабской Республики (Египет, Сирия, Йемен) и Вест-Индийской Федерации (Ямайка, Тринидад, Барбадос). 

В период становления ООН многие делегации стремились придать странам глобального Юга больший вес, одновременно выступая за более активное международное регулирование торговых потоков и инвестиций. В проекте создания Всемирной торговой организации (ВТО), поддерживаемом в 1947-1948 гг. Индией и Бразилией, предлагалось ввести коллективное, многостороннее правовое регулирование процесса национализации и передачи собственности. Испуганные этой инициативой, которая угрожала им потерей контроля и шла вразрез с их интересами, богатые страны отвергли данный проект, учредив вместо него структуры (сначала Генеральное соглашение по тарифам и торговле, позднее ВТО), позволяющие им навязывать свои условия при решении важнейших вопросов. Эти заблокированные Западом попытки создания новых центров влияния и социально-экономического роста, тем не менее, не смогли воспрепятствовать учреждению в XXI в. таких объединений, как БРИКС, ШОС и ЕАЭС. 

Наследие колониализма в странах глобального Юга сохраняется до сих пор, в том числе: в импортированных извне политических системах, законодательстве, ценностях (общество потребления), не органически сформировавшихся, а навязанных развивающимся странам; в невыгодном положении бывших колоний в международной системе разделения труда (практически вся добавленная стоимость, генерируемая на базе африканского сырья, остается за пределами Африки), экспортно-ориентированных, недиверсифицированных, сырьевых моделях экономик, зависимых от международной конъюнктуры; искусственных государственных границах, определенных бывшими метрополиями; отсутствии базовой социально-экономической инфраструктуры, ограниченном доступе к образованию и здравоохранению; политических и вооруженных конфликтах; кабальных долгах стран глобального Юга. 

Одна из форм дискриминации в неоколониальном контексте как, впрочем, и в других системах с высоким уровнем неравенства, – ограничение доступа к собственности, рабочим местам, образованию, здравоохранению и пенсионному обеспечению. 

 

В 1950 г. на 10% самых привилегированных детей (на практике детей колонистов) приходилось 82% от общего объема расходов на начальное, среднее и высшее образование в стране. Для сравнения: во Франции в 1910 г. этот показатель составлял 38%, а в 2020 г. снизился до 20% (хотя и это вдвое больше их удельного демографического веса). 

Несмотря на то, что начальное и среднее образование в XX в. стало общедоступным для большинства населения, по крайней мере на глобальном Севере, неравенство в доступе к наиболее авторитетным учебным заведениям продолжает оставаться весьма значительным. Выходцы из небогатых слоев общества часто вынуждены довольствоваться дипломами, выдаваемыми после изучения неглубокой учебной программы государственными университетами, финансирование которых оставляет желать лучшего, а дети из финансово благополучных семей проходят углубленную, узкоспециализированную подготовку в богатейших частных университетах. 

В 2018 г. доступ к высшему образованию (процентное соотношение молодых людей и девушек в возрасте от 19 до 21 года, учащихся в университете, колледже либо другом высшем учебном заведении) для детей из 10% самых бедных семей в США едва дотягивал до 30%, в то время, как выходцев из 10% самых богатых семей достигал 90% 

Еще одним проявлением изощренного неоколониализма, на этот раз технологического, по оценкам экспертов, является стремление коллективного Запада навязать свои «правила игры» на климатическом треке, где западники откровенно игнорируют приоритеты развивающихся стран в области устойчивого развития. Представители «золотого миллиарда» призывают последних прекратить субсидирование разработок месторождений ископаемого топлива и поэтапно сокращать инвестиции в добычу углеводородов, что чревато усугублением глобальной проблемы энергетической бедности. 

По существу, речь идет о формировании нового низкоэмиссионного технологического уклада, за лидерство в котором разворачивается острая конкурентная борьба под благовидным предлогом. 

В рамках курса на монополизацию климатической повестки развитые страны инициируют создание «закрытых» альянсов по вопросам низкоуглеродной трансформации, целью которых является не столько забота о климате, сколько продвижение своих технологий на новые, функционирующие по их правилам «зеленые» рынки. В логике «энергетического неоколониализма» Запад опутывает «зелеными» партнерствами все новые развивающиеся государства, получая в обмен на обещания им финансового и технологического содействия привилегированный доступ к критически важному и необходимому для энергоперехода минеральному сырью этих стран. Запад открыто демонстрирует намерение оплатить перевод своей экономики на новую технологическую основу на счет собираемой с глобального Юга новой климатической ренты. 

Параллельно «зеленая тема» активно используется для расширения контроля за финансовой и технологической сферами экономик развивающихся стран, вытеснения конкурентов. В частности, многие развивающиеся страны рассматривают планы по введению пограничного корректирующего углеродного механизма (ПКУМ) – по сути нового сбора за несоответствие европейским углеродным стандартам – как новую протекционистскую меру Запада, которая подрывает перспективы их роста, противоречит нормам ВТО и игнорирует главную ответственность развитых экономик за антропогенное изменение климата. Не случайно президент Бразилии Луис Инасио Лула да Силва неоднократно заявлял о неприемлемости «зеленого неоколониализма», который выстраивает дискриминационные торговые барьеры под видом защиты окружающей среды. 

 Ярким примером современного проявления неоколониализма является целенаправленное разрушительное информационно-психологическое воздействие Запада на эксплуатируемые страны, включающее, в том числе, деструктивные «прогрессистские» ценности: легитимизацию наркомании и маргинального образа жизни, внедрение нетрадиционных взглядов на сексуальную сферу, а также установок, отрицающих человеческую природу. Все это – обширный рынок товаров и услуг, приносящих значительные доходы неометрополиям и транснациональным корпорациям, но подрывающих основы традиционных обществ.

Несмотря на то, что колониализм уже давно осуждается всем миром, и в целом это явление осталось в прошлом, французская власть открыто продолжает ограничивать суверенитет африканских государств, оказывая прямое влияние на их внутренние дела. И делает это вполне легально через механизмы, закрепленные международными соглашениями. Как следствие - жизнь в этих странах, соприкоснувшихся с современными реалиями неоколониализма, прекращает свое развитие. Недра и богатства этих стран выкачиваются французскими компаниями, население же нищенствует и вынуждено уезжать в поисках лучшей доли. 

Натали Миначи - представитель национального альянса Гваделупы - уверена в том, что Франция в прошлом совершила много злодеяний по отношению к некоторым народам. «Мы стремимся к возмещению ущерба, потому что как вы знаете, наши народы подверглись преступлениям, связанным с рабством и колонизацией, и до сих пор мы не можем использовать наши природные ресурсы для нашего развития. Наши страны постепенно исчезают, в связи с этим наши люди начинают иммигрировать».

Эктоб Эндал - представитель группы движения за деколонизацию и социальную эмансипацию из Ганы - отмечает, что его страна была колонизирована Францией, и это государство до сих пор считают колонией. Одна из главных проблем Ганы на сегодняшний день является демографический кризис, в настоящий момент нашей стране проживает очень мало людей.

«Франция должна признать, что у нее есть интересы в Африке», -эта цитата Макрона свидетельствует об отчаянных попытках Парижа сохранить хотя бы мельчайшие крупицы своего влияния на африканские страны, антифранцузские настроения в которых нарастают как снежный ком.

 Заведующий отделом по вопросам внешней политики Администрации президента Хикмет Гаджиев заявлял, что Азербайджан продолжит свои усилия в борьбе за политическую свободу подверженных колониализму народов. Официальный Баку намерен продолжить освещение этого вопроса в ООН и других соответствующих структурах. Азербайджан на протяжении многих лет был лишен независимости, свободы и государственности и хорошо знает, что такое оккупация - армянская оккупация, поддержку которой долгие годы оказывала все та же Франция.

Т.СУЛТАНОВ
Избранный
146
Источники
Комментарий ()
Закрывать